Помощь в учебе и работе
Главная Рефераты Реферат Признаки и структурные составляющие социально-рыночной экономики
 
 

Реферат Признаки и структурные составляющие социально-рыночной экономики Печать E-mail

 

Реферат Признаки и структурные составляющие социально-рыночной экономики

Центральной составляющей социальной инфраструктуры современной социально-экономической системы является комплекс институтов, отношений, ценностей и норм, который объединяется под названием «государство благосостояния». Это феномен, имеющий в каждой стране свою специфику (и соответственно называемый по-разному: в США – «смешанный капитализм», в Германии – «социальное рыночное хозяйство», в Швеции – «общество функциональной социализации» и т. д.), возник в качестве альтернативы реальному социализму, с одной стороны, и как реакция на «провалы», «осечки» классической рыночной экономики – с другой.

Общим для всех национальных вариантов государства благосостояния является то, что здесь рыночное начало в экономике дополнено социальным началом в иных сферах. Поэтому современную смешанную экономику нередко называют социальным рыночным хозяйством. Необходимо отметить, что любая экономика по самому своему определению социальна, поскольку она просто не может быть не социальным институтом. То же самое верно и в отношении рыночной экономики. При этом под социальной рыночной экономикой понимается вполне конкретный тип хозяйственной системы, возникшей и институционализировавшейся в ХХ веке, особенно после Второй мировой войны в индустриально развитых странах Запада.

Как уже указывалось, в Германии система государственного регулирования рыночной экономики получила название социального рыночного хозяйства. Собственно социальная рыночная экономика, как правило, большей частью отождествляется с немецким вариантом государства благосостояния. Заслуга представителей немецкой школы социальной рыночной экономики состоит в разработке и введении политико-правового анализа экономических процессов, основанного на изучении проблем взаимосвязи собственно экономической системы и политических, государственных и правовых порядков, существующих в данном государстве.

Разрабатывая модель восстановления экономики и последующего социально-экономического развития, немецкие экономисты, политики и государственные деятели взяли на вооружение идеи так называемого ордолиберализма, для которого был характерен комплексный подход к народному хозяйству как интегральной части более широкой социально-экономической и государственно-политической системы. Этот подход позволял изучать экономику как систему, функционирующую в неразрывном единстве с внеэкономическими институтами. При этом сторонники социальной рыночной экономики выступали за более активное непосредственное участие государства в хозяйственной жизни страны. Более того, государству предоставлялись широкие полномочия по регулированию социально-экономической жизни.

Э. Тухтфельдт — немецкий экономист, профессор экономики бернского университета, подчеркивал, что во избежание недоразумений концепцию социального рыночного хозяйства следует понимать в том смысле, в каком она была разработана А. Мюллером-Армаком как ученым и использована на практике Л. Эрхардом как политиком. Основная формула социального рыночного хозяйства основывается на признании равной значимости экономической и социальной сфер и их взаимосвязи. Как считал А. Мюллер-Армак, «идея социального рыночного хозяйства заключается в соединении свободы рынка с социальным выравниванием».

Индивидуальная свобода выступает при этом не только в качестве ства, «экономического рычага», но прежде всего как независимая ценность Реализация такой свободы в экономической области предполагает наличие децентрализованных субъектов, способных самостоятельно принимать необходимые решения. Государство же ответственно за создание необходимых условий для развития рыночных процессов. При этом сторонников социального рыночного хозяйства особенно беспокоит вопрос о том, какие производства должны контролироваться государством, на каком уровне находится тот «порог», переступив через который государственный сектор начинает представлять опасность для функционирования рыночного хозяйства.

Это, по их мнению, происходит тогда, когда на важнейших рынках серьезно ограничивается частная предпринимательская инициатива. Они считают пережитком регулирование экономической деятельности всех видов. Экономика, будучи открытой, динамичной и высокоорганизованной системой, требует упрощения регулирующих норм, дабы не потерять способности к инновациям.

С точки зрения свободы рынка нужно приветствовать приватизацию прежде всего тех государственных фирм, которые производят товары и услуги, конкурирующие с продукцией частного сектора. В Англии приватизация принесла государству около 20 млрд ф. ст. Часть средств пошла на развитие инфраструктуры, часть — на компенсацию снижения налогов, но большая часть — на текущие государственные расходы. По мнению автора, в отношении использования доходов от приватизации следует придерживаться иной стратегии. Эти средства должны не идти в единую государственную кассу, а целенаправленно использоваться либо для сокращения государственной задолженности, либо для финансирования программ занятости5.

Социальное рыночное хозяйство предполагает, что экономика одновременно служит и индивидууму, и обществу. Рынок сам по себе не учитывает социальные аспекты общественной жизни и самой экономики. Эти проблемы призвана решать социальная политика. Государство должно гарантировать минимальный жизненный уровень людям, еще не вступившим в процесс труда, временно или же окончательно (по возрасту или состоянию здоровья) из него выбывшим. Производственная конкуренция и социальное обеспечение должны быть одновременными, взаимодополняющими процессами.

Поэтому в определении социального рыночного хозяйства, данном А. Мюллером-Армаком, не следует забывать вторую составляющую — социальное выравнивание, равноценность этого принципа принципу конкуренции. Именно в этой сфере определяющее значение имеет социальное партнерство. Нигде взаимосвязанность экономики и общества не проявляется так отчетливо как в процессе труда. Заинтересованность занятых в высокой заработной плате и хороших условиях труда так же законна, как и заинтересованность предпринимателя в производстве продукции с меньшими издержками и более высокого качества, ибо от этого зависит ее конкурентоспособность. Как справедливо отмечал Тухтфельдт, нельзя отрицать противоположность интересов наемных работников и предпринимателей, но не меньшей ошибкой была бы их абсолютизация. Для решения проблем с пользой для обеих сторон следует выбрать кооперацию в социальных отношениях.

В этом и состоит смысл социального партнерства. Как отмечал А. Нестеренко, «социальное партнерство — это перерастание рыночных отношений за границы собственно экономики в сферу социальных отношений: продавцы И покупатели рабочей силы договариваются об условиях «сделки» как равноправные участники (социального) контракта».

В качестве одной из главнейших проблем, стоящих перед обществом, сторонники теории социального рыночного хозяйства рассматривают Массовую безработицу. Она, по их мнению, оказывает негативное влияние на экономику, общество и политику. В индивидуальном плане безработица представляет собой грубое нарушение человеческого достоинства. Особенно опасна она среди молодежи, ибо чаще приводит к негативным последствиям (алкоголь, наркотики, преступность). В экономическом плане безработица есть худший вариант растраты ресурсов — рабочей силы, что мешает народному хозяйству достичь оптимальных результатов.

В общественном плане безработица представляет собой фундаментальное нарушение основного принципа социального выравнивания, который в концепции социального рыночного хозяйства равнозначен принципу свободы рынка и неотделим от него. Наконец, в политическом плане безработица несет опасность радикализма и «размывания» демократического правового государства.

Социальное рыночное хозяйство представляет собой некую среднюю модель, располагающуюся между частнокапиталистическим рыночным хозяйством в том виде, в каком он отстаивался сторонниками классического либерализма XIX в., т. е. как система, основанная на ничем не ограниченной свободной конкуренции и свободной от какого бы то ни было вмешательства государства, и централизованно-плановой, государственной или командно-административной экономикой в том виде, как она утвердилась в СССР и других социалистических странах.

Концепция социальной рыночной экономики предусматривает синтез гарантированных правовым государством политических свобод, экономической свободы и идеалов социального государства, гарантирующего социальную защищенность граждан и социальную справедливость. Здесь понятие «социальное» означает, что рыночное хозяйство в силу своей эффективности создает материальные предпосылки для обеспечения того или иного уровня благосостояния для всех слоев населения. В то же время оно гарантирует комплекс свобод и прав, среди которых с рассматриваемой точки зрения особо важное значение имеют свобода экономической деятельности, или свобода экономического выбора, свобода конкуренции, равенство возможностей и т. д. Это понятие предполагает ограничение рынка там, где он приводит к нежелательным для жизнеспособности социального порядка и сохранения стабильности общества результатам.

Как справедливо отмечал один из авторов концепции социального рыночного хозяйства А. Мюллер-Армак, «социальное рыночное хозяйство может быть определено как идея политического упорядочения, цель которого состоит в соединении общества, построенного на конкуренции, частной инициативе с социальным прогрессом, обеспеченным именно производительностью рыночной экономики. На основе рыночного экономического порядка может быть создана многообразная и всеобъемлющая система социальной защиты».

Сторонники социального рыночного хозяйства считают, что свобода экономической деятельности с опорой на конкуренцию должна быть тесно увязана с комплексом других основополагающих целей общества. Конкуренция должна осуществляться таким образом, чтобы исключить социальную напряженность. Ничем не стесненная свобода месторасположения производственных площадей, выбора производственной техники и режима ее использования может стать фактором социальной напряженности и разного рода конфликтов в обществе. Поэтому с точки зрения достижения социальной стабильности и максимизации экономического роста она подлежит ограничению во имя реализации более высоких целей, таких, например, как обеспечение социальной справедливости, охрана окружающей среды, высокий уровень занятости и т. д.

Очевидно, что государство налагает на предпринимателя определенные обязательства по организации рабочего места и техники безопасности с целью сокращения и устранения несчастных случаев, профессиональных заболеваний, воздействия шума, загрязнения воды и воздуха. Не может быть также неограниченной свободы размещения производства вблизи зон отдыха и в связи с защитой интересов населения.

Одна из главных целей конкуренции состоит в вытеснении с рынка нерентабельно работающих предприятий с их последующим закрытием или перестройкой. Однако этот процесс должен осуществляться весьма осмотрительно, под контролем общества и государства с целью недопущения снижения уровня материального благосостояния людей и возрастания уровня безработицы.

Конкуренция оставляет за самим потребителем решение вопроса о том как и с помощью каких благ в пределах своих доходов он может обеспечить свое экономическое благосостояние. Очевидно, что понятие «в пределах своих доходов» для разных категорий населения имеет разный смысл. Но в то же время в каждом обществе существует определенный минимальный уровень доходов, обеспечивающий каждому гражданину некоторый прожиточный минимум или минимальный уровень принятого в этом обществе материального благосостояния. Обязательства по обеспечению этого минимального уровня для нетрудоспособных, неимущих и малоимущих граждан, как правило берет на себя государство.

В отличие от Германии, где феномен органического слияния рынка и государства получил название социального рыночного хозяйства, в большинстве индустриально развитых стран он стал известен как государство благосостояния. В содержательном и концептуальном плане он между этими понятиями нет противоречий и расхождений принципиального характера. Но поскольку в научной литературе они существуют в качестве самостоятельных социально-экономических и политических феноменов, целесообразно рассматривать их в отдельности.

Сам термин «государство благосостояния» стал широко использоваться в научной литературе после Второй мировой войны, хотя Концепция государства благосостояния начала складываться в конце XIX в. — первые десятилетия XX в. Как указывалось выше, господствовавший до этого времени свободнопредпринимательский капитализм основывался на идеях индивидуализма, свободного рынка, свободной конкуренции и т. д. Сами эти идеи были теснейшим образом связаны с правом каждого человека на жизнь, свободу и частную собственность.

По сути дела, свобода отождествлялась с частной собственностью. И действительно, как показал исторический опыт, не может быть истинной свободы отдельного индивида там, где нет свободы экономического выбора. Такой выбор может быть обеспечен, прежде всего, ограничением огосударствления средств производства и всей экономической сферы при сохранении частной собственности. Воплощением индивидуализма и права частной собственности в экономической сфере являются принципы свободного рынка и свободной конкуренции, реализация которых, особенно на первых этапах развития капитализма, обеспечила небывалые темпы интенсивного и экстенсивного роста производительных сил.

Однако усложнение в мере дальнейшего развития капитализма производственных отношений, выход на передний план монополизированного капитала и другие факторы способствовали, во-первых, определенной девальвации идей индивидуализма, свободного рынка и свободной конкуренции и, во-вторых, осознанию особенно после Великого экономического кризиса 30-х годов наиболее дальновидными представителями буржуазии независимо от их идейно-политических ориентации — будь то консервативных или либеральных, а также социал-демократических — необходимости расширения роли государства в экономической и социальной жизни для обуздания эксцессов свободно-рыночного капитализма в его монополистическом воплощении. В результате капитализм стал государственно-монополистическим, или корпоративным, предполагающим расширение регулирующей и контролирующей роли государства в социальной и экономической сферах.

В разработку и реализацию концепций государства благосостояния внесли свой вклад представители всех основных идейно-политических течений Запада — либерализма, социал-демократии и консерватизма. В этой связи нельзя не упомянуть, что ряд выдающихся консервативных деятелей Западной Европы, например, О. Бисмарк в Германии, Б. Дизраэли в Англии и другие, по праву считаются отцами-основателями государства благосостояния. Однако в Западной Европе наибольший вклад в его формирование сыграла социал-демократия. Не случайно известный немецкий социолог и политолог Р. Дарендорф называл ХХ век веком социал-демократии. Обращает на себя внимание тот факт, что в послевоенные десятилетия в развитых капиталистических странах между политическими партиями и силами разных ориентаций — либералами, консерваторами и социал-демократами — сформировала»» своего рода консенсус по вопросу о необходимости и неизбежности государственного регулирования, социальных и экономических процессов в социально-экономической сфере этот консенсус сводился к признанию «социального рыночного хозяйства» и «социального государства», предполагающего свободу частнопредпринимательской деятельности в сочетании с вмешательством государства в экономику и признание за государством ответственности за реализацию социальных программ. Аналогичное положение с теми или иными модификациями наблюдалось и в других развитых капиталистических странах по мере утверждения принципов государственного регулирования и социальной помощи предпринимались попытки типологизации национальных вариантов государства благосостояния. Наибольший интерес представляет типологизация, предложенная английскими исследователями Н. Фернисом и Т. Тилтовым. Они поставили перед собой задачу классифицировать типы «капитализма благосостояния» путем сопоставления уровня социальных расходов: Швеция (самый высокий уровень), Великобритания (средний уровень) и США (низкий уровень), считая, что эти различия отражают различия социальных философий. По их классификации, США представляют собой «позитивное государство», где любые социальные расходы имеют своей целью укрепление рыночной системы, обеспечивая социальное страхование, связанное с трудовым стажем, с одной стороны, и оказывая помощь неработающим или частично работающим беднякам, — с другой. По их схеме Швеция — это «государство социального равенства», где преобладает принцип перераспределения в соответствии с потребностями и где достижение еще большего равенства результатов является, по крайней мере, официально декларированной долговременной целью. Великобритания рассматривалась ими как «государство социального страхования», занимающее среднее положение между Швецией и США. Здесь практикуется принцип предоставления минимума материальных благ всем нуждающимся независимо от трудового стажа, профессионального статуса и т. д.

Небезынтересна также Типология, предлагаемая сотрудником института им. Планка Й. Альбером. Он выделил несколько национальных типов государства благосостояния. Так, в Западной Европе он проводит различие между скандинавским и англо-саксонским его вариантом (Дания, Финляндия, Норвегия, Швеция, Великобритания, Ирландия), с одной стороны, и континентальным вариантом (Бельгия, Нидерланды, Франция, Италия, Австрия, Западная Германия, Швейцария), с другой. Первый делает ударение скорее на социальных услугах, нежели на социальных трансфертных выплатах, а второй концентрирует внимание на социальных трансфертных выплатах, связанных с заработной платой и сохранением социального статуса. По его мнению, различные типы государства благосостояния следует связывать с различиями в организационных и институциональных системах, равно как и в национальных политических традициях, восходящих к предыстории современного государства благосостояния.

Следует также отметить Попытки выделения социал-демократической либерально-реформистской и консервативной концепций государства благосостояния. Первые две строились на постулате, согласно которому одна из целей государства благосостояния состоит в расширении демократии, в предоставлении всем гражданам не только юридических и политических, но также социальных прав путем справедливого, с их точки зрения, перераспределения доходов. Их авторы и сторонники исходили из идеи, согласно которой каждый индивид имеет право на достойный уровень жизни! образования, жилища, медицинского обслуживания, социальных услуг И Т. д. На основании подобного подхода были разработаны и осуществлены крупные программы социальной помощи, на которые были израсходованы довольно внушительные средства. По имеющимся данным, от 53 до 62% всех государственных расходов в ведущих капиталистических странах направляется на финансирование социальных программ. Предполагалось, что, обеспечивая гарантированные стандарты жизни под правительственным контролем, государство благосостояния было способно сократить разрыв в доходах, уровне образования и занятости различных категорий населения. Все это рассматривалось как средство исключения из жизни общества социальных конфликтов и интеграции как можно более широких слоев населения в существующую систему. Согласно этому взгляду, государство благосостояния, хотя и содержит некапиталистические или антикапиталистические элементы, является, тем не менее «необходимым злом», которое можно финансировать за счет фискальных дивидендов экономического роста.

Защитники государства благосостояния аргументируют свои позиции также доводами о том, что неограниченный рынок без государственного вмешательства приведет к ограничению свободы и увеличению несправедливости. По их мнению, неограниченный рынок увеличивает неравенство и те, кто находится на нижних ступенях стратификационной лестницы, не будут иметь средства для реализации спроса на рынке и тем самым их свобода будет ограничена, они станут жертвами несправедливости. Их аргумент, таким образом, состоит в том, что государство благосостояния, которое стремится к той или иной степени перераспределения, представляет собой средство увеличения свободы самых непривилегированных и исправления несправедливостей вытекающих из рыночной системы распределения благ.

В социальной сфере одно из центральных мест в деятельности современного государства занимает обеспечение социально справедливого распределения доходов. Дело в том, что механизм рыночного саморегулирования отнюдь не предусматривает достижение социальной справедливости в обществе. Более того, рынок способствует углублению социальной дифференциации, расширению разрыва между богатыми и бедными. Он индифферентен к возрасту, физическим и умственным возможностям человека и, естественно, ставит в привилегированное положение тех, кто уже от природы наделен более высокими потенциальными способностями, имеет возможность получить соответствующее образование, располагает полученными по наследству материальными ресурсами. Иначе говоря, здесь рынок дает явную социальную «осечку», недоучет которой закономерно приводит к социально-политической неустойчивости и катаклизмам.

Поэтому вполне естественно, что в индустриально развитых стабильных государствах правительства разрабатывают и осуществляют программы социального обеспечения неимущих слоев населения, устанавливают минимальные размеры заработной платы, пособия по безработице, фиксируют цены с целью повышения доходов тех или иных групп населения, устанавливают дифференцированные ставки налогов на личные доходы населения различных категорий. Таким образом, государство берет на себя задачу регулирования распределения доходов путем прямого вмешательства в функционирование рынка и косвенного с помощью системы налогов и других платежей. Через механизм налогообложения и государственных расходов по социальному обеспечению все большая доля национального дохода переводится от относительно богатых к относительно бедным.

Необходимо отметить, что основной причиной роста социальных проблем в индустриально развитых странах, наряду с невозможностью или нереальностью разрешения всех возникающих перед современным обществом социальных проблем (например, достижение полной занятости, устойчивого и бескризисного роста экономики и т. д.), является постоянный рост ожиданий общества. Действует своеобразный закон возвышения потребностей людей, в соответствии с которым удовлетворение одних потребностей порождает у них новые потребности более высокого уровня, удовлетворение которых порождает новые, и так до бесконечности. Чем выше материальное благосостояние общества, тем шире и многообразнее интересы и потребности его членов. Причем для каждой конкретной ситуации характерен определенный уровень функционального разрыва между ожиданиями и действительностью, который дает стимул к принятию новых мер. Если ожидания слишком завышены и разрыв становится дисфункциональным, то это, как правило, приводит к недовольству тех или иных слоев населения и разного рода социальным конфликтам.

В научной литературе утвердилось мнение, согласно которому в благополучном с социальной точки зрения обществе разрыв в денежных доходах 20% самых богатых и 20% самых бедных слоев населения не должен превышать 12 раз. Превышение этого предела сопряжено с серьезной социально-политической дестабилизацией общества. Именно этот факт далеко не в последнюю очередь и вызывал необходимость перераспределения дохода и богатства.

Из всего изложенного выше можно сделать вывод, что бизнес и государство являются самыми могущественными институтами современного индустриального общества. Каждый из них сдерживается разнообразными факторами, одни из них конституционно-правового характера, а другие социально-политического, ресурсного и иного плана. В силу этих факторов в отношениях между ними действует своеобразная система сдержек и противовесов, которая не дает ни одной из них устанавливать свой единоличный контроль над обществом.

Как отмечали А. Л. Флитчер и Б. Росс, парадокс состоит в том, что «государство регулирует предпринимательство и причудливым образом переделывает рынок, но при этом оно же и субсидирует, и поощряет, и защищает бизнес. Регулирование создает для него безопасную окружающую среду. Так, не будь патентов и контрактов, банковского и валютного регулирования или продовольственных и медицинских сертификатов качества, некоторые виды предпринимательства, наверное, перестали бы существовать. Начинающим компаниям государство предоставляет техническую и финансовую помощь, заключает с ним контракты. Оно защищает от иностранной конкуренции одни отрасли бизнеса и спасает от надвигающегося банкротства другие. Своей финансовой и валютной политикой, направленной на укрепление экономики и сглаживание экономических циклов, государство способствует экономическому росту».

Поэтому очевидно, что у бизнеса есть веские основания, с одной стороны, быть недовольным опекой правительства, критиковать и дистанцироваться от него, и, с другой стороны, полагаться на него и искать его поддержки. Иными словами, отношения бизнеса и государства — это система притяжения и отталкивания, в силу чего эти отношения являются результатом постоянных компромиссов между двумя сторонами.

В послевоенные десятилетия вплоть до середины 70-х годов расширение роли государства и реализация обширных социальных программ способствовали решению целого ряда проблем, стоящих перед капиталистическим обществом. Но к тому времени в силу комплекса причин стало очевидно, что государство благосостояния и система государственного регулирования имеют свои пределы, что ряд их механизмов и звеньев стали работать с перебоями, а некоторые вовсе изжили себя. Важнейшим элементом государства благосостояния стала колоссальная бюрократия. Это, в частности, проявилось в беспрецедентном росте численности лиц, занятых в ведомствах, занимающихся социальными проблемами.

Созданное в качестве инструмента защиты неимущих от эксплуатации, анархии и жестокости свободной рыночной экономики, социальное обеспечение стало рассматриваться как система, подрывающая личную инициативу, поощряющая зависимость неимущих слоев населения от государства. Представители важнейших идейно-политических течений — социал-демократы, либералы, консерваторы — заговорили о кризисе государства благосостояния.

В трактовке основных причин кризиса государства благосостояния и с точки зрения предлагаемых путей на Западе выделяются два варианта.

Сторонники первой точки зрения, признавая негативное влияние замедления экономического роста на социальные программы, в то же время возлагали свои надежды на оживление экономики, которая даст возможность как можно скорее стимулировать оживление государства благосостояния.

Прямо противоположной позиции придерживаются представители неоконсерватизма и монетаризма. Они сосредоточили свои усилия на критике государственного вмешательства, государства благосостояния, социальных реформ и т. д. В наиболее крайних формах подобный подход отстаивают представители идейно-политического течения, получившего название «либертаризм». В основе философии либертаризма лежит идея, согласно которой человек, как единоличный хозяин своей жизни, вправе поступать с ней по своему усмотрению до тех лор, пока он насильственно не Вмешивается в жизнь другого человека.

Подобно либертаристам часть неоконсерваторов и монетаристов решительно отстаивает, по крайней мере, в теории, принципы свободного рынка и ограничения роли государства в экономической и социальной сферах.

По их мнению, расширение смешанной экономики и государства благосостояния в послевоенные десятилетия привело к радикальное перекосу в пользу общественного сектора за счет частного. Проникновение государства в экономическую и социальную жизнь наложило оковы на инициативу частного предпринимательства, которая определяет динамику роста. Решение проблемы консерваторы видят на путях сокращения государственного вмешательства, развязывания рыночных сил, децентрализации и приватизации общественного сектора, отказа в финансовой поддержке нерентабельных частных компаний, снижения налогов, сокращения расходов по программам социальной помощи, принятия законодательства, направленного на ослабление профсоюзов и их «дисциплинирования».

Консерваторы и монетаристы приписывают государству благосостояния чуть ли не все проблемы и трудности, возникшие перед обществом за последние два-три десятилетия. По их мнению, расширение программ социальной помощи в послевоенные десятилетия стало причиной подрыва и эрозии принципов, служивших фундаментом и опорой современной капиталистической цивилизации, таких, как индивидуализм, свободная конкуренция, опора отдельного человека на собственные силы, ориентация на успех, упорный труд и т. д., одновременно воспитав в людях иждивенческие настроения, ориентацию на потребительство и другие установки.

Вместе с тем большинство современных консерваторов, учитывая изменения, происшедшие за последние десятилетия в экономической и социальной структуре капитализма, сознают невозможность демонтажа механизмов государственного регулирований и возврата к системе, основанной на принципах свободного рынка и неограниченной конкуренции.

В целом неоконсерваторы и монетаристы выступают за сокращение социальных расходов в пользу накопления капитала. Они полагают, что восстановление принципов свободного рынка было бы в интересах, как богатых, так и бедных, поскольку быстрые темпы роста экономики, характерные для свободных рыночных отношений, способствовали бы возрастанию совокупного богатства всего общества. В этом случае, как считает известный консервативный экономист Ф. фон Хайек, государству необходимы лишь весьма незначительные средства для обеспечения потребностей тех категорий, которые действительно не в состоянии работать. Необходимость существования государства благосостояния, действующего в качестве перераспределительной ветви правительства, отпадает.

Неоконсерваторы и монетаристы исходят из того, что не может быть сколько-нибудь четко определенного комплекса потребностей, которые могут удовлетворяться на постоянной основе при помощи социальных программ. Потребности носят «открытый» характер, и если их рассматривать в качестве основы социальных прав, то исчезают все пределы для этих прав и обусловленных последними претензий на государственные ресурсы. В силу этого государство благосостояния постоянно стремится к саморасширению, становится похожим на «бездонную финансовую яму».

Проблему относительности и изменчивости потребностей «новые правые» связывают с деятельностью групп давления, стремящихся обеспечить себе правительственные фонды для удовлетворения «потребностей», которые они определяют. Деятельность этих групп давления, включая группы, предоставляющие разного рода услуги (врачи, медсестры, учителя, социальные работники), имеет значительные негативные последствия для правительства, поскольку она становится объектом постоянного воздействия с их стороны.

Часть либералов также считается с тем, что без государственного вмешательства те формальные политические права, которыми государство наделяет своих граждан, оказались бы иллюзорными. В противном случае каждый человек способен вмешиваться в дела другого, что приведет к хаосу или к подавлению слабых сильными, или, иначе говоря, к установлению закона джунглей. Исходя из подобного постулата либералы высказываются в пользу сохранения за государством значительных функций регулирования.

Подытоживая изложенное выше, можно сказать, что в западной общественно-политической мысли почти всех ориентации стал весьма популярен лозунг, выдвинутый известным экономистом Й. Шумахером: «Меньше — это лучше», под которым подразумевается ослабление регулирующих государства, сокращение не оправдавших себя социальных программ, повышение роли инициативы и свободнорыночных отношений.

 

 
Top! Top!